Sidebar

Основное меню

19
Sun, Nov

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
Дорогие братья и сестры, сегодня особый день в жизни православной Церкви – Димитриевская родительская суббота. В этот день мы особенно вспоминаем всех усопших членов Церкви, наших близких и родных и молимся о них, дабы Господь упокоил их там, где “нет болезни, печали и воздыхания, но жизнь бесконечная”.
Сегодня радостный и светлый день, хотя и с оттенками грусти и печали. Возможно, если бы неверующие люди услышали сейчас эти слова, то разразились бы негодованием и задали закономерный вопрос – “как может быть светлым и радостным день, когда мы вспоминаем покойников, говорим о смерти и перед нами предстает весь этот конечный ужас бытия?”. В современном обществе тема умирания и смерти считается чем- то неприличным и неприятным; смерть вытесняется из мыслей людей, потому что сама мысль о смерти повергает человека в ужас. Если мы вдруг захотим это проверить, то можем просто за столом, в компании неверующих людей, заговорить о смерти. Как итог – праздник или вечер будет испорчен, либо окружающие нас покрутят пальцем у виска, глядя в нашу сторону в недоумении.
Однако, для христианина смерть – это особый жизненный рубеж, та черта, после которой начинается совсем иной уровень бытия человека. Тема смерти для верующего человека является краеугольной темой всей жизни, как и само отношение к смерти – кардинально отличается от секулярного общества. Понять отношение Церкви к смерти и усопшим мы можем даже чисто внешне, зайдя в такие дни как сегодня в православный храм. Взглянув на убранство храма и облачения священнослужителей, мы можем заметить, что употребляются облачения белого цвета. Белый цвет употребляется в Господские праздники – величайшие праздники Церкви, в Лазареву субботу (а она всегда неразрывно связано с грядущей Пасхой), богослужение Великой субботы тоже проходит в белых облачениях, и ,конечно, сам праздник Святой Пасхи начинается в белом, и только потом священнослужители переоблачаются в пасхальный красный цвет. Итак, символика белого цвета в Церкви являет собой Господский цвет, цвет очищения и просвещения, обновления, цвет крещения и воскресения, цвет жизни и смерти. Подчас мы об этом и не задумываемся, потому что слишком привыкли к внешней стороне Церкви и порой забываем о традициях и символах.
Рассуждая дальше над отношением Церкви к смерти, мы не можем не вспомнить миллионы мучеников, для которых смерть была лишней преградой перед встречей со Христом. Мы можем вспомнить свящм.Игнатия Богоносца, древнего святого 2 века, которого везли на казнь в Рим, где он должен был быть растерзан львами. По дороге он писал послания разным христианским общинам и умолял их никак не препятствовать ему умереть за Христа, потому что ничего нет прекраснее этой долгожданной встречи с Господом, от которой отделяет лишь смерть.
Вспомним Священное Писание, послание апостола Павла к римлянам, в котором апостол перечисляет смерть как всего лишь один из факторов, не способных отлучить человека от любви Божией. “Ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни смерть и ни жизнь не могут отлучить нас от любви Божией”. Этот же апостол в другом послании говорит, что мечтает скорее разрешиться от тела и соединиться со Христом.
Таким образом, просто поверхностно взглянув в Священное писание и на историю Церкви, мы можем понять, что для Христианства отношение к смерти кардинально отличается от отношения внешнего мира - смерть для христианина это лишь одна из преград на пути к мечте всей жизни – ко Христу.
Но вместе с тем, Церковь всегда жила - особенно это ярко видно в древние века ее существования - мыслью о скорейшем Втором пришествии Господа Иисуса Христа и евангельским призывом бодрствовать, потому что Пришествие Господне будет, как говорит Евангелие, словно вор ночью, то есть неожиданно для нас, внезапно, когда мы будем расслаблены. Однако, мы, верующие во Христа, подчас не чувствуем уже этого скорейшего приближения Господа. Как часто мы забываем о внезапности смерти, о том, что этот сон, созданный нами, может вдруг закончиться и нас не станет. В контексте этого вспоминается персонаж из известного произведения Булгакова “Мастер и Маргарита”. Те, кто читали, вспомнят председателя правления МАССОЛИТа Берлиоза. На вопрос Воланда, сатаны, чем он будет занят вечером, Берлиоз спокойно отвечает, что у него заседание вечером, а потом и вовсе собирается ехать в Кисловодск лечить здоровье, но на Патриарших Аннушка, увы, уже пролила масло на трамвайных путях. И как часто мы похожи на атеиста Берлиоза! Мы постоянно живем планами, завтрашним днем, думаем куда поедем отдыхать и чем займемся в следующем месяце, а быть может Аннушка пролила масло уже для нас на железнодорожных путях, за стенами монастыря?
Мы не знаем, когда Господь призовет нас к себе. Но в том- то и была эта простая раннехристианская мудрость – жить сегодняшним днем, ожиданием Христа СЕГОДНЯ и готовностью дать ответ за всю свою жизнь, за все свое христианство СЕЙЧАС. Человек не знает сколько ему уготовано: может Господь призовет нас сразу после богослужения, может через неделю, месяц, год, десятилетия… Но мы должны всегда быть духовно напряжены и готовы. “Вот Жених грядет в полунощи, и блажен раб, которого обрящет бдяща”, поется на полунощницах и на Страстной Седмице. Христианин должен быть всегда готов дать ответ за то, что он сделал, как проявил свою любовь ко Христу - скольким нищим помог, сколько голодных накормил, сколько нагих одел, был ли истинным последователем Христа на деле, а не только на словах.
Поэтому, братья и сестры, в сегодняшний день будем молиться за всех усопших. Но этот день обращен в первую очередь к нам – Христов ли ты, как бы спрашивает Церковь. Будем в этот день помнить, во – первых, об истинном отношении члена Церкви к смерти – это не конец и распад, но желанный момент нашей жизни, ради которого – то мы и живем, и, во – вторых, запишем у себя на сердце тот евангельский призыв бодрствовать и молиться, дабы не впасть в искушение. Никто не знает день пришествия Христа, никто не знает, когда Господь призовет каждого из нас к ответу. Но это и не наше дело – знать времена и сроки. Наше дело быть настоящими христианами, верными Господу и словом, и делом. Сегодняшний день – день светлой печали. Но даже одна из самых грозных и загадочных книг Священного Писания, Апокалипсис, заканчивается радостными словами апостола Иоанна Богослова, который восклицает, “да, гряди, Господи Иисусе”!
АМИНЬ.

Студент 3 курса КДС

Калмыков Дмитрий